Погромы армян в 1905 году

Народные волнения в Петербурге 9 января 1905 года отозвались в других крупных промышленных центрах России. Волна распространилась и на кавказские города, включая Тифлис, Батум и Баку. Начавшиеся в Баку митинги и забастовки рабочих закончились поджёгом ряда нефтяных скважин. Эти события сопровождались антиармянской агитацией в среде азербайджанских тюрок (далее тюрки).

Вскоре на домах тюрок и русских появились  сделанные углём надписи «Йа Аллах» (с Богом) и «урус» (русский).

Генерал-губернатор Баку Михаил Накашидзе принимал активное участие в организации армянских погромов 1905 года. Призывы к резне армян стали звучать и в мечетях. Для инициаторов погромов в Баку предлог к ним был делом времени.
  
6 февраля 1905 года на Парапете около армянской церкви произошел инцидент. Тюрок по фамилии Бабаев выстрелом из пистолета ранил армянского солдата-конвоира. Армяне сдали Бабаева в полицию и потребовали обыскать его, однако тот оказал сопротивление и под пистолетные выстрелы сбежал из полицейской кареты. Возле улицы Кривая разъярённая толпа свела с ним счёты. Единоверцы положили тело Бабаева на повозку и повезли по тюркским кварталам, возбуждая тюрское население против армян.

 Приехавшая из Тифлиса в Баку француженка Жозефин Кубли свидетельствует: «... Сын хозяина нашего дома, молодой тюрок, с пистолетом в руке вошёл в комнату. На вопрос о том, что происходит, ответил, что ни они, ни армяне не виноваты в погромах. Им приказали убивать армян, и они в течение трёх дней будут это делать».

Сразу же за сигналом о начале погромов последовали зверские убийства армян. Только в этот день было убито и ранено около 35 армян. 7 февраля погромы возобновились и продолжались три дня и три ночи. 

Корреспондент журнала «Новое обозрение» Орест Сёмин так описывал события в Баку: «... Страшные минуты переживает население Баку. На улицах Воронцова, Базарной и Шамаха тюрки безжалостно убивают армян... Ужас сковывает меня, кровь стынет в жилах, когда вспоминаю всё то, что я видел в течение всего трёх часов. На улице Базарная сотни тюрок крушили и грабили магазины армян... На улице Введенской увидел тело убитого армянского ребёнка, в Молоканском саду уже вторые сутки лежит труп убитого врача, убит гимназист Лебедев. 9 февраля в 11 часов утра вместе с русским актёром П. Морским направились на Воронцовскую улицу к месту пожара домов Бабаджанова и Лазаряна. Было навалено около 17-ти обезображенных  обугленных трупов, пять из которых были трупами детей... За магазином  сапожника Власова послышались выстрелы, когда подошли поближе, то увидели  как ворвавшиеся в дом армянина тюрки пытали и резали жильцов».

Тюрки напали на дом богатого армянского купца Балабека Лалаева. В результате погибли 20 человек, в том числе брат Лалаева. Врач Урбанович, еврей по национальности, был свидетелем гибели дома Лалаева: «... Тюрки начали палить по дому Лалаева. Губернатор упрекал, что якобы из дома Лалаева стреляли по невинным тюркам. Лалаев категорически отвергает это и просит губернатора обыскать его дом и убедиться, что оружия нет. Разъярённая толпа грабит дом Лалаева, выносит его на улицу и расстреливает вместе с женой». 

Резню в Баку невозможно скрыть. О совершённых насилиях и бесчеловечных варварствах тюрок по отношению к армянам свидетельствуют не только иностранцы, но и сами тюрки. 

В журнале «Бакинские известия» тюрок-свидетель пишет: «... В той части города, где живу и я, мусульмане всю ночь готовились к войне. С раннего утра началась пальба, которая со временем усиливалась... Услышав выстрелы,  я  выбежал из дома и увидел, что дом Бабаджанова на Церковной улице окружён тюрками... Один из толпы предложил  спалить дом. К шести часам  вечера дом был в огне. Всё сгорело, кроме подвального этажа, где были большие коробки. Несчастные люди скрывались в них. Разъяренная толпа нашла девятерых, вывела их  и на глазах у всех растерзала. Я не могу описать тот ужас, который был запечатлён на лицах жертв. В том же месте толпа нашла десять  женщин. Одна 50-ти летняя женщина молила отпустить её сына, который был единственным выжившим из сгоревшего дома. Вскоре присутствующие стали свидетелями того, как со двора горевшего дома выходит некое подобие человека, закрывшее  голову подолом пальто. Мать узнала  сына, но увидевшая новую жертву толпа разорвала  его на части. Мать упала  к дымящимся брёвнам и потеряла  сознание. Она тоже сгорела перед дикой разъярённой толпой».

 Сообщение корреспондента журнала «Тифлисский листок» описывает душевное потрясение от погромов в Баку: «Нет, нет, я не могу рассказать и  десятую, даже сотую долю увиденного там. Нужно увидеть собственными глазами, чтобы суметь хотя бы смутно представить произошедшую там кровавую драму. Царит общее убеждение, что резня армян − эта ужасная бойня – организована. Все тюрки вооружены... В первый день кровавых событий в больницу были перевезены 34 трупа: все армяне, только один грузин. Все убиты со спины. Тюрки расстреливали сзади... Когда приехал на место резни, потемнело в глазах, закружилась голова, чуть не потерял сознание, еле сдержав себя. Первое, что  попалось  мне на глаза, был несчастный  худой  маленький старик, которому после  трёх пулевых ранений  саблей отсекли голову. 

На кладбище Баку  на одной из груд трупов был брошен труп  беременной женщины. Варвары несколькими ударами кинжала вспороли живот несчастной  и, вытащив ребёнка, бросили его на труп».

В течение продолжавшегося  три дня кровопролития были убиты 205 (218) армян,  ранены −121.
Семья Лалаева была одной из последних жертв. 9 февраля истёк строк, отпущенный губернатором Накашидзе на погромы. Генерал-губернатор вместе с епископом Ананией Ширванаци и другими влиятельными армянскими деятелями  обошёл город с белым флагом  оповещая  наступление мира. Погромы тотчас же прекратились.

В дни армянских погромов с 6 по 9 февраля в городе царил произвол, а значит  жизнь и имущество армян были в опасности. Впоследствии из-за угрозы возобновления погромов и во избежание новых жертв армянская молодёжь создала группы самообороны из 5-10 человек для защиты армянских кварталов, улиц и домов. Итальянский историк и дипломат Луиджи Виллари объяснял, что это было обусловлено многочисленностью тюрок и тем обстоятельством, что они были лучше вооружены. 

После февральских погромов в городе установился временный мир. Но население Баку должно было подвергнуться новому погрому. Избиение служащих управления в городском совете, обходы вооружёнными группами нефтепромыслов, угрозы  и ставшие регулярными забастовки свидетельствовали о близости второго погрома в Баку. В конце августа погромы и кровавые столкновения возобновились. В течение одной недели существенная часть нефтяных скважин была уничтожена. Невозможность точного определения числа жертв была обусловлена пожарами. На этот раз число жертв было больше: было убито 300-400 человек, ранены – 700.

Заранее спланированная резня исполнялась неукоснительно. Тюрки не щадили даже тех, кто пытался спрятать и спасти армян. Так, спасший несколько армянских семей французский инженер Мишель Тимони стал жертвой августовских погромов: тюрки бросили Мишеля в горящую буровую яму.

В результате погромов тысячи рабочих лишились работы и средств к существованию. Были сожжены Каспийская, Кавказская, “Петров”, Балаханская и другие,  принадлежавшие армянам, нефтяные компании, склады, театр Бекендорфа. Ущерб от августовских погромов достигал около 25 миллионов рублей, особенно пострадали армянские компании, так как пожары были направлены именно против армян. За августовскими событиями последовала резня,  возобновившаяся 20 октября. 

21 октября на Николаевской улице подожгли  дома Мирзабекяна, Шагиданяна, Будугяна и еще 13 домов. В числе убитых  армян был священник Месроп Хорхоруни. 24  октября погромщики ворвались в армянскую богодельню и убили шесть женщин и детей.

Во время февральских погромов 1905 года, армяне понесли большие потери, однако, оправившись от замешательства, во время возобновившихся в последующие месяцы нападений они смогли дать тюркским бандам организованный отпор и нанести им  ощутимые потери. 

Русский писатель и  общественный деятель Максим Горький, касаясь событий на Кавказе, отметил в памфлете «Русский царь»: «На Кавказе армяне были убиты руками верноподданых тюркских татар. Однако этому явлению был придан вид национальной ненависти и нужно верить, что это так и что это правда. Но как могло случиться, чтобы армяне и татары, которые веками жили вместе, вдруг стали бы врагами...».

Погромы армян Баку в 1905 году были первыми  из  трёх антиармянских погромов. В результате новых погромов в конце XX  века  город покинуло около 200 000 армян, ставших беженцами.